01-08-2013

Сможет ли «Талибан» вновь захватить власть в Афганистане?

Что будет с Афганистаном после вывода иностранных войск в 2014 году? Этот вопрос вызывает беспокойство и в самом Афганистане, и в регионе, и на Западе. Отвечая на него, важно точно спрогнозировать стратегии и возможности всех сторон конфликта, что позволит предсказать, как они могут действовать после вывода большинства иностранных контингентов из страны, в момент неизбежного обострения военного противостояния. Кроме того, на ситуацию окажут влияние назначенные на тот же 2014 год выборы президента страны.

В рамках данной статьи мы пытаемся сформулировать прогноз, основываясь на доступных данных и наиболее вероятных изменениях в оперативной обстановке на территории Афганистана. Разумеется, значительные политические и военные события ближайшего года, которых сейчас нельзя предвидеть, могут существенно изменить картину, однако пока данный прогноз представляется вполне достоверным.

 

Выборы и война

Традиционно военная активность Талибана в значительной мере зависит от годовых изменений погоды. Ее пик традиционно приходится на период с мая по август – наиболее теплое время года, когда мобильность отрядов боевиков является наибольшей. Видимо, исходя из этого, власти Афганистана назначили президентские выборы на достаточно раннюю весну – 5 апреля 2014 года. Это должно позволить провести предвыборную кампанию в период низкой активности боевиков и завершить голосование до пика террористической активности.

Однако в данном случае вероятны попытки раннего старта боевых действий, в котором заинтересованы не только (и не столько) талибы, но и некоторые легальные политические силы. Активизация террористов на юге страны может привести к закрытию многих избирательных участков и срыву голосования пуштунского населения, что значительно отразится на итогах и больно ударит по электоральным результатам Каюма Карзая, вероятного преемника действующего президента.

На данном этапе руководство Талибана или отдельные командиры при должной политической гибкости могут пытаться манипулировать итогами выборов, добиваясь соглашения с кем-либо из кандидатов об интеграции в политическую систему. Разумеется, ход таких переговоров предсказать достаточно трудно, в том числе из-за того, что раскрытие факта подобных договоренностей будет означать «политическую смерть» для любого легального политика.

Кроме того, данный сценарий связан с определенными трудностями. В зимний период мобильность отрядов вооруженной оппозиции ограничена интенсивными снежными осадками в горной местности и холодной погодой. Маленьким отрядам сложнее передвигаться в малонаселенных районах по бездорожью, а продвижение по основным транспортным артериям затруднено из-за блокпостов армии и полиции. Именно из-за этого активность боевиков преимущественно приходится на более теплый период года, а зимой личный состав находится на «зимних квартирах» и, в основном, прекращает активные операции.

В случае раннего начала боевых действий (конец февраля – начало марта) талибам предстоит либо сразу перейти к фронтальным наступательным операциям, прорываясь через укрепленные позиции силовых структур на дорогах, чтобы атаковать населенные пункты, либо совершенствовать тактику и оснащение отрядов.

Для этого потребуются в большом количестве карты местности, тягловая сила (мулы и лошади), возможно, лыжи. Кроме того, необходима тщательная маскировка от авиации противника. Возможно, придется отказаться от разведения костров и пользоваться для приготовления пищи горелками на газе или бензине. Наконец, подобные дальние марши потребуют хорошей подготовки от командиров отрядов, что труднодостижимо: опытный командный состав многих отрядов был выбит в последние несколько лет, а посты полевых командиров часто занимают не слишком опытные выпускники подпольных медресе.

Однако возможен более простой вариант подготовки операций в начале апреля: выход отрядов на стартовые позиции для будущего наступления еще осенью 2013 года. Этот опыт был опробован боевиками в ходе операций в Бадахшане и Фарьябе этой весной, где «десант» боевиков окопался еще в 2012 году, но активную войну начал только в марте-апреле, причем ликвидировать эти новые плацдармы террористов армия не смогла до сих пор.

В этом случае ключевой для проведения апрельских выборов может оказаться антитеррористическая кампания властей зимой 2013/14 года, в ходе которой необходимо будет раскрыть новые базы боевиков и ликвидировать их до наступления теплого времени года. Кроме того, важна оперативная реакция властей на сообщения о появлении новых баз боевиков и их своевременная ликвидация, ведь в том же Бадахшане ситуация во многом была «упущена» из-за промедления вооруженных сил.

Летнее наступление

Независимо от результатов весенней кампании, Талибан, вероятнее всего, откроет основное наступление на позиции сил, лояльных Кабулу, в мае 2014 года. Причем эта операция скорее будет носить характер большого фронтального наступления «по следам» уходящих из страны иностранных военных.

Видимо, для этого радикалы постараются использовать все имеющиеся силы. При поддержке боевиков из пакистанского Талибана и ИДУ численность отмобилизованного личного состава может составлять 100-120 тысяч человек. Боевиков, вероятно, удастся неплохо обеспечить стрелковым оружием, однако они будут испытывать дефицит транспорта и топлива, который будут пытаться восполнить за счет трофеев.

Стратегический план Талибана, видимо, будет иметь следующий вид. Основная группировка начнет наступление с пакистанской территории через Нуристан и Нангархар на Кабул, по аналогии с войной 1989-1992 гг. Захват города будет являться основной и единственной целью операции, так как есть вероятность, что прекращение работы правительства в Кабуле приведет к распаду армии и государства, как это было в 1992-1994 гг.

Опыт той войны показывает, что ключевым фактором для проправительственных сил было снабжение фронтовых частей горючим и боеприпасами, что позволяло активно использовать бронетехнику и артиллерию, реализуя свою превосходство в противоборстве с вооруженной оппозицией. Падение Кабула в 1992-м стало возможным из-за прекращения Советским Союзом спонсорской помощи режиму Наджибуллы.

Поэтому целью отрядов, находящихся в глубине территории противника, будет дезорганизация снабжения Кабула и военных подразделений в Нангархаре. Уже сейчас отряды боевиков довольно активны на автодорогах к северу от столицы. Если в 2014 году партизанская война будет успешной, то есть шансы даже обеспечить транспортную блокаду города. Программой-максимум может стать нарушение связи и распространение паники в окрестностях Кабула, чтобы лишить правительство возможности эффективно руководить боевыми действиями.

Кроме того, талибы, вероятно, будут пытаться поддерживать уровень террористической активности в разных провинциях, включая Герат и Кандагар, которые окажутся в стороне от остального наступления. Однако террористические вылазки в этих провинциях могут заставить власти распылять силы для поддержания порядка на всех направлениях, что позволит сократить численное превосходство прокабульских сил.

Сценарии противодействия

Очевидно, что в сложившейся ситуации главной задачей будет сохранение связи и транспортного сообщения с южными и северными районами страны. Главными источником снабжения армейских подразделений топливом и боеприпасами должны стать зарубежные поставки, идущие через территорию стран Центральной Азии. Основными перевалочными пунктами при такой стратегии станут речные порты на Амударье и железнодорожная станция в Мазари-Шарифе, куда могут поступать грузы из Узбекистана. Дальнейшая переброска грузов в Кабул и Джелалабад может осуществляться либо по воздуху, либо по наземным дорогам. Поставки по последнему каналу проще всего осуществить, но также этот вариант связан с наибольшими рисками.

В последние годы боевики Талибана лучше всего освоили тактику «дорожной войны» и успешно проводят атаки против конвоев снабжения МССБ и армии Афганистана. Из-за этого иностранные войска стали шире использовать воздушное снабжение своих военных баз и форпостов в течение последнего года.

Для афганской армии решить эту задачу будет значительно сложнее, так как создание собственных авиационных сил идет очень медленно и вряд ли будет полностью завершено к лету 2014 года. Неясно и то, какова будет поддержка со стороны авиации НАТО. По имеющейся информации, США планируют оставить в стране преимущественно боевые беспилотники, которые смогут оказать поддержку афганской армии на поле боя, но не решить логистические задачи.

Сейчас для воздушных поставок преимущественно привлекаются частные компании, в том числе российские, однако неясно, согласятся ли они работать на юге Афганистана в период интенсивных боев. Более того, существует опасность замораживания в этой связи гражданских авиаперевозок во многих провинциях.

Таким образом, перед официальным Кабулом и его иностранными союзниками возникает первоочередная задача систематического снабжения афганской армии горючесмазочными материалами, боеприпасами и, возможно, продовольствием. Для этого необходимо обеспечить транспортные коммуникации между южным фронтом и севером страны. Здесь возможны различные технические решения, однако лучшим, по всей видимости, является использование военной транспортной авиации иностранных государств-членов НАТО или ОДКБ. Дислоцированная в регионе авиация США могла бы обеспечивать безопасность грузоперевозок, подавляя наземные точки активности боевиков, чтобы избежать поражения транспортных бортов, как в случае, недавно имевшем место в Логаре.

Трудность заключается в том, что США рассматривают в качестве ключевого элемента региональной транспортной системы базу в Манасе, которая воспринимается в качестве политической угрозы многим странами, включая Россию и Китай, что осложняет достижение политического компромисса.

Поэтому явно необходима разработка экспертами проекта «неполитической» системы снабжения Афганистана и афганских силовых структур. Представляется, что эта работа могла бы осуществляться при участии США, России и среднеазиатских стран СНГ при максимальной деполитизации вопроса и жестком ограничении цели проекта – противодействии исходящей с территории Афганистана угрозе экстремизма.

Кроме того, афганскому правительству следует предпринимать собственные меры по подготовке к кампании 2014 года. Необходимо укрепление сил полиции и УНБ на севере и военных подразделений на юго-восточных границах страны, которым придется первыми принять на себя удар наступающего противника.

Учитывая вероятные попытки Талибана уничтожить сеть базовых станций мобильной связи, а, возможно, и магистральных наземных линий связи, необходимо подготовить альтернативные информационные каналы. Прежде всего, нужно укомплектовать максимально широкий круг госучреждений – особенно работающих в провинции – рациями и спутниковыми телефонами. Личный состав должен получить минимальную подготовку для работы с этими устройствами, что позволит поддерживать стабильную связь между руководством и низовыми подразделениями даже в экстренных ситуациях.

Подчеркнем, что стабильная связь с командованием и соседними подразделениями в критической ситуации может иметь очень большое значение для подразделений армии и полиции. Опыт показывает, что многие части склонны к потере боевого духа в условиях изоляции. В отсутствие связи возможны случаи немотивированного отступления гарнизонов или даже капитуляции перед врагом из-за ложного ощущения, что «руководства нет» и «все погибло». В этом контексте также очень важна работа электронных средств массовой информации (телевидения и радио), которые бы информировали общество о развитии конфликта. Поэтому крайне важно развитие доверия населения к СМИ и повышение их социальной ответственности.

По этой же причине также необходимо подготовиться к негативным сценариям развития событий вплоть до частичной эвакуации Кабула. Для этого необходимо создание мобилизационных планов, которые в случае необходимости позволили бы возобновить руководство государственными институтами из другого региона, например, Мазари-Шарифа. Разумеется, такой сценарий является нежелательным, но подготовка к нему позволит избежать сведения войны с талибами к «битве за Кабул» и создать определенный резерв для тактического отступления.

Некоторые прогнозы

Таким образом, можно предположить, что период с апреля по сентябрь 2014 года в Афганистане будет крайне сложным. В это время можно ожидать ожесточенных боев с экстремистами на фоне попыток нового президента адаптировать работу государственных институтов к собственной стратегии.

Кампания 2014 года будет иметь ключевое значение для итогов войны. Она должна стать периодом наибольшего напряжения сил для вооруженной оппозиции, и если боевики не смогут добиться значимых результатов, за этим последует их ослабление.

Нельзя полностью исключать вероятность неудач провластных сил, поскольку сейчас официальный Кабул демонстрирует определенную беспечность в вопросе защиты коммуникаций, соединяющих столицу с северными районами страны. В этом случае талибы могут значительно осложнить ситуацию в Кабуле и посеять панику среди населения, убедив жителей, что город «окружен».

Однако важно понимать, что при любом развитии конфликта время работает на официальную власть. Талибан не сможет обеспечить адекватный уровень снабжения больших отрядов, а при длительных позиционных боях будет нести тяжелые потери из-за применения против боевиков артиллерии и авиации. По сути, это означает, что вооруженная оппозиция может либо быстро выиграть войну, либо – полностью ее проиграть.

Если к наступлению осенних холодов 2014 года властям удастся удержать столицу, сохранить стабильно работающие государственные институты и не потерять власть из-за противоречий в легальной политической системе – это можно будет назвать однозначной победой в военной кампании этого года. И, возможно, – в войне.

Автор: Никита МЕНДКОВИЧ – эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).


Переглянуто разів сторінку: 1045
Ви можете залишити запитання адміністратору на сайті
Листи та побажання надсилайте за адресою: afbrat@ukr.net


Головна | Оголошення | Новини | Документи | Фотогалерея | Архів новин | Правління | Зв'язок
Розробник: RootUa
© 2010