14-06-2010

487

Как сообщал „ФЛОТ2017”, в Киеве посольством США в Украине был организован круглый стол на тему «Афганистан: военные операции и миротворческая деятельность», с участием экспертов по вопросам Афганистана, представителей ветеранских организаций воинов-афганцев, дипломатических сотрудников посольств Литвы и Афганистана в Украине, должностных лиц Министерства обороны, Генерального штаба ВС Украины и Министерства иностранных дел Украины, народных депутатов Верховной Рады Украины. Также в рамках мероприятия был проведен видеомост «Киев-Чакчаран» с представителями украинского и литовского контингентов в составе Международных сил содействия безопасности в Исламской Республике Афганистан, а также с участием представителя Государственного департамента США в Афганистане.
В качестве вступления о политической ситуации в Афганистане и общей обстановке в регионе рассказал эксперт по Афганистану, представитель Дипломатической академии при МИД Украины Игорь Горобец. Он определил следующие главные моменты. Прежде всего, по убеждению представителя Дипакадемии, в обозримой перспективе будет сохраняться важнейшая роль Афганистана как коммуникационного центра Азии, его транзитное значение в межрегиональном аспекте. Отсюда – обоснованность определения в качестве приоритетной операции в этой стране со стороны НАТО и США. В то же время, на обострение ситуации в Афганистане напрямую влияет сложность обстановки вокруг Ирана и отношения с Пакистаном.
Что касается последнего, то, вместе с исторически сложными взаимоотношениями этих двух стран, сегодня диалог Исламабад-Кабул также не отличается простотой и исключительным дружелюбием по ряду причин. Прежде всего – из-за проблемы определения пакистано-афганской границы, вызывавшей бурные споры в 60-70-х гг прошлого века, и на сегодня являющейся понятием эфемерным. Между тем, известны и давние связи Пакистана с определенными экстремистскими исламскими движениями в Афганистане, что на фоне обладания Исламабадом ядерного оружия вызывают серьезную напряженность в регионе. То же можно сказать о связях афганских боевиков с Ираном, по поводу ракетной и ядерной программ которого также существует немало вопросов. „Сложно себе представить, чем может грозить возможность попадания в руки талибов оружия массового поражения”, - отметил Игорь Горобец.
В то же время, на фоне поразительной бедности Афганистана как аграрной страны со средневековым уровнем развития, тут процветает вовсю производство наркотиков, налаженное промышленным способом. Эта база, создаваемая еще во времена войны против советских войск, дает огромные ресурсы для продолжения боевых действий со стороны афганских экстремистов. Все это происходит на фоне контроля талибами существенных территорий Афганистана, с неудачными попытками войск НАТО исправить ситуацию, - недаром в самом Афганистане президента страны Хамида Карзая все чаще называют „президентом Кабула”.
Рассказывая о действиях американских войск в Афганистане, заместитель атташе по вопросам культуры посольства США в Украине Тимоти Стандарт (который, кстати, в 2006 году был представителем Госдепа США в Афганистане в составе Международной группы реконструкции провинций) отметил, что для США операция в этой стране становится все более актуальной. В этом году, например, впервые контингент американских войск, достигнув численности 94 000 человек, превысил контингент в Ираке (92 000 человек). Соответственно, растут и потери войск – на прошлой неделе в Афганистане погиб 1000-й американский военнослужащий.
В ходе видеоконференции с Афганистаном о деятельности украинских военных медиков рассказал старший группы Игорь Гордийчук.
Также о ходе реализации экономических проектов в провинциях рассказал представитель Государственного департамента США в Афганистане в составе Международной группы реконструкции провинций Брайан Рорафф. По его словам, нынешняя политика в проведении гуманитарных и экономических проектов состоит в их изначальном широком обсуждении с местным населением на различных уровнях. «Сейчас главный принцип – все зависит от самих афганцев. То есть, они сами указывают на приоритетные направления, и рассказывают, что им нужно в первую очередь, а мы затем реализовываем эти предложения в конкретных проектах» - сказал он. Также представитель Госдепа поблагодарил Украину и ее военных за помощь, оказываемую союзным войскам в Афганистане.

Критикующая НАТО Россия в проектах – среди первых
По мнению ветеранов войны СССР в Афганистане, выступавших в ходе дискуссии, военная сила – не то средство, с помощью которого можно стабилизировать ситуацию в Афганистане. Советские войска с 1979 по 1989 год это проходили не раз: когда на определенной территории проведена войсковая операция, группировки моджахедов разбиты, и номинально установлен контроль, но на самом деле проблема только начинается. Ведь заручиться поддержкой местных жителей чужакам, которые пришли с оружием, практически невозможно. При этом местные старейшины, религиозные деятели, представляющие фактическую власть «на местах», чаще всего лишь создают впечатление, что стремятся к сотрудничеству. Фактически же в населенных пунктах, номинально находящихся под контролем оккупационных войск, существует параллельная, «подпольная» власть, которая на самом деле по эффективности значительно превосходит власть официальную.

В связи с этим приглашенные в качестве экспертов ветераны, воевавшие в Афганистане в 70-80-е гг прошлого века, продемонстрировали в основном скептическое отношение к перспективам нынешней операции НАТО силами контингентов ISAF. В то же время, они высоко оценили стремление союзников проводить гуманитарные акции и проекты по реконструкции в Афганистане. В этом строительство школ и больниц, раздача продовольствия и одежды имеет куда больший эффект, нежели демонстрация силы и «успешность» операций войск.
Как было отмечено в ходе дискуссии, непонятной остается лишь отстраненность Украины от масштабных экономических проектов в Афганистане. В качестве примера была приведена Россия, которая на дипломатическом уровне всячески критикует действия НАТО в этой стране, но на практике в Афганистане, например, в энергетической и коммуникационной сферах не менее 40% проектов проводят именно российские компании. Они же весьма активно участвуют в разработке перспективных афганских месторождений полезных ископаемых, - например, медной руды.
Стоит также заметить: совсем недавно, в мае 2010 года Россия заявила, что готова приступить к осуществлению восстановления и реконструкции газодобывающих и газоперерабатывающих предприятий на севере Афганистана, перевала Саланг, ирригационных сооружений в Нангархаре, Кунаре, Гельменде и др., гидроэнергетических объектов Наглу и Суроби, а также малой энергетики, домостроительного комбината в Кабуле и цементных заводов.
Между тем, по словам наших ветеранов, не стоит забывать, что опыт СССР в Афганистане – это не только опыт боевых действий, ведь Советский Союз также осуществлял масштабную экономическую помощь этой стране, советские специалисты, в том числе украинцы, занимались здесь строительством, образованием, медициной, работали в роли советников в самых различных отраслях. Этот опыт, очевидно, также применим для участия Украины в развитии экономики и гуманитарной сферы в Афганистане. При том, что Украина, в отличие от активно работающей здесь России, принимает участие в операции НАТО, - то есть политические предпосылки для подобной деятельности созданы, казалось бы, еще более благоприятные. При том, что, в отличие от отправки в Афганистан военных, для присоединения к экономическим проектам украинских частных компаний не нужны решения парламента и исполнительной власти (что, как известно, является болезненным для Украины вопросом).

Деньги на ветер?
В то же время, по мнению представителей украинского внешнеполитического ведомства, Украине очень непросто вклиниться в экономические проекты в Афганистане. При их масштабности и колоссальных вкладываемых западными державами (прежде всего, США) средствах, «чужакам» здесь также нет места – все давно распределено. По большому счету, реконструкция афганских провинций – это очень серьезный бизнес, и, как в любом бизнесе, здесь свои жесткие законы. Занять свою нишу можно только в результате серьезных усилий, которые пока в Украине никто не спешит продемонстрировать.
При этом размах работ по реконструкции Афганистана, заметим, впечатляет. Уже начало этой работы – а проводилась она в соответствии с такими документами, как Боннское Соглашение (декабрь 2001), Токийские договорённости (январь 2002), Берлинская декларация (апрель 2004), двусторонние соглашения Афганистана со странами-донорами и т.д. – было сопряжено с использованием колоссальных сумм стран-доноров. Например, сразу после подписания Боннского соглашения Всемирный Банк, Азиатский Банк Развития и Программа по Развитию ООН оценили размер необходимой помощи, включая гуманитарную, на десять лет, т.е. до 2012 года, в 14,5 млрд. долларов. И уже до октября 2004 года было выделено только 3,6 млрд. долларов. После Берлинской конференции в марте 2004 года и прошедшего в Кабуле Форума по развитию Афганистана в стране был создан Национальный Бюджет Развития (National Development Budget), через который стала проходить информация об осуществляемой правительством Афганистана и спонсорами помощи. Интересно, что основная сумма помощи проходит вне контроля правительства. По мнению экспертов, это означает, что ответственность за результаты восстановления страны лежит на странах-донорах, которые опасаются передавать средства неопытной и коррумпированной администрации Афганистана.
К началу 2010 года все предварительные оценки необходимой помощи Афганистану восьмилетней давности оказались сущей мелочью по сравнению с реальными затратами. Всего объемы предоставленной Афганистану финансовой помощи 56 странами-донорами за период 2002-2009 гг составили 35,5 млрд. долл. США. Распределение средств осуществляется на данный момент по такой схеме: 75% всего объема помощи – на проекты и программы, разработанные и запущенные самими странами-донорами, под их контролем и с минимальным или вовсе без участия правительства Афганистана, остальная часть – через казначейство правительства Афганистана на цели исполнения национального бюджета и лишь 2% – в распоряжение и на усмотрение правительства Афганистана.
В Кабуле считают, что такая схема не отвечает задачам восстановления и развития страны и должна быть пересмотрена в сторону усиления контролирующей роли афганского правительства за донорской помощью. В то время, как сами страны-доноры указывают на высочайший уровень коррумпированности госструктур страны. Но, пока идет дискуссия о механизме распределения средств, уже ясно, что нынешние 35,5 млрд долл – лишь начало затрат, а говорить о достижении экономики Афганистана каким-либо приемлемым критериям придется, увы, еще нескоро.

Что может Украина?
Рассказывая о ситуации в афганских провинциях, только что вернувшийся из Афганистана полковник Александр Апполонов (провел в ISAF полтора года старшим украинской группы) отметил, что, действительно, представляется весьма странным отсутствие в этой стране украинского бизнеса. По словам Александра Апполонова, даже при поверхностной оценке возможного участия украинских компаний в различных проектах ясно, что перспективных направлений хватает.
Например – энергетика. На сегодня проблема обеспечения электроэнергией является для Афганистана проблемой номер один, местное население использует в основном дизель-генераторы малой мощности китайского и корейского производства. При том, что существенная часть провинций страны находятся значительно выше уровня моря. А значит, здесь есть все условия для развития ветроэнергетики. Это мнение, кстати, подверждают и экспертные оценки о перспективах развития данного вида энергетики в стране. Более того: Афганистану уже предлагаются проекты на основе использования крупных, средних и малых системных ветро-генераторов, по опыту таких стран, как Дания и Германия. При этом специалисты напоминают: доля электроэнергии, вырабатываемой ветровыми установками в странах Евросоюза, составляет не менее 5%. И это весьма значительная величина, поскольку превышает 700 ГВт электроэнергии. По расчетам, средняя величина удельных капиталовложений на 1 кВт установленной мощности, производимой установкой на базе нетрадиционных источников энергии, составляет от $1,5 до 2 тысяч долларов. Причем стоимость 1 кВт установленной мощности для традиционных источников энергии увеличивается с ростом мировых цен на топливо и уровнем инфляции.
Но, как отмечают эксперты, для Афганистана как достаточно бедной страны более целесообразны поставки ветровых электростанций малой и средней мощности, в том числе и демонтированных (Second hand), но еще имеющих большой срок службы. В частности, в стране может быть достаточно хорошо освоен, например, типоряд ветроэнергетических установок мощностью до 100 кВт. Это, в основном, те установки, которые должны работать в автономном режиме. Возможен еще вариант так называемых бивалентных систем, т.е. сочетания ветроустановок мощностью до 100 кВт с дизелем: если ветер есть — работает ветроустановка, а если ветра нет — включается дизель. Более крупные системные ветроустановки мощностью 1,5-5 МВт пока не очень перспективны в силу значительной стоимости данных проектов, и используются в странах с более энергоемкими производствами.
В то же время в Украине, как известно, существует производство ветрогенераторов (как раз мощности порядка 100 кВт), как есть и большой опыт их использования – в частности, в Крыму. На данный момент суммарная отдача ветроэнергетики Украины составляет около 100 МВт. В основном действующие сегодня в Украине ветроэлектростанции (ВЭС) - из 107,5 кВт-ных ветроагрегатов, произведенных в Украине по лицензии американской фирмы «Кенетек Виндпауэр». С июня 2003 г. в Украине начали вводить в эксплуатацию 600 кВт-ные ВЭУ бельгийской фирмы «Турбовиндс». Все украинские ВЭС были построены в рамках выполнения «Комплексной программы строительства ветроэлектростанций», принятой правительством Украины в 1997 году и предусматривавшей к 2010 году введение в эксплуатацию 1990 МВт ветроэнергетических мощностей (эта программа не была полностью профинансирована). Именно в рамках этой программы было освоено производство лицензионных установок мощностью 107,5 кВт, причем 100% компонентов этих машин изготавливаются в Украине. В их производстве сегодня задействованы 23 завода бывшего военно-промышленного комплекса, а сборку ветротурбин осуществляет Южный машиностроительный завод в Днепропетровске, занимающийся также производством ракет. Кроме того, как известно, у украинских специалистов КБ «Южное» есть опыт создания ВЭУ – в частности, ими в свое время была сконструирована модель АВЭ-250 (ветроагрегат с вертикальными лопастями).
Это – лишь один из примеров, с чем Украина может прийти в Афганистан. Понятно, что лоббировать интересы украинских производителей и частных компаний будут не украинские военные. В то же время, они свою роль сыграли и играют сегодня – создают условия как в плане формирования отношения к Украине среди местного населения (а украинский персонал, как известно, не принимает участия в боевых действиях и выполняет сугубо миротворческие функции), так и в плане участия в операции НАТО. Дело – за другими госструктурами, способными если не обеспечить, то хотя бы помочь украинскому бизнесу «войти» в Афганистан вслед за нашими военными. 

Источник: http://flot2017.com/

Переглянуто разів сторінку: 1741
Ви можете залишити запитання адміністратору на сайті
Листи та побажання надсилайте за адресою: afbrat@ukr.net


Головна | Оголошення | Новини | Документи | Фотогалерея | Архів новин | Правління | Зв'язок
Розробник: RootUa
© 2010